67, или Не дожить до пенсии

Блоги 12 мая 2016 16784 0

все блоги автора

Станислав Белковский

Политолог

Оригинал—«Сноб»

Намедни министерство финансов РФвнесло вправительство проект достаточно радикальной пенсионной реформы. Насколько мне удалось понять, основные положения проекта примерно таковы:

— Поэтапное, нодостаточно быстрое повышение пенсионного возраста до65 лет идля мужчин, идля женщин.

— Полный или частичный отказ отвыплаты пенсий работающим пенсионерам.

— Отмена льгот для работников опасных, вредных ипрочих экстремальных производств, если они сами непротив экстремальности ипродолжают спокойно трудиться внечеловеческих условиях.

— Отказ отобязательного механизма формирования накопительной части пенсии ипереход ксугубо добровольному регламенту вэтом вопросе.

— Передача гражданам РФправ собственности навсе ихпенсионные накопления (сейчас право собственности принадлежит государству, которое может реквизировать пенсионные ресурсы посвоему усмотрению влюбой момент).

— Отказ отныне действующей регрессной шкалы пенсионного сборообложения заработных плат участников российского рынка труда.

Весь прогрессивный русский мир оттакой концепции пришел вужас. Даже вице-премьер посоциальной политике Ольга Голодец потребовала отМинфина признаться, что онэто все несовсем серьезно.

Идействительно. Заведомо непопулярные предложения, вносимые зачетыре споловиной месяца додумских выборов, словно специально предназначены для ихотвержения народолюбивой партией «Единая Россия» иблокирования председателем партии, народным премьер-министром Дмитрием Медведевым. Обычная тактика двух следователей — злого идоброго — иничего сверх того.

Чтобы непровоцировать гнев специалистов НИУ ВШЭ иРАНХиГС, ядаженевозьмусь заанализ экономических следствий предлагаемой реформы. Может, Пенсионный фонд таким чином удастся спасти отполного/окончательного банкротства. Аможет, сучетом постоянного роста удельного веса пенсионеров вРФ, инет, никогда.

Нос точки зрения воздействия нанациональную психологию, реформа, намой взгляд, заслуживает самой решительной поддержки. Если ееудастся воплотить после думских выборов, когда наизбирателя снова станет решительно наплевать, Россия, возможно, нежеланно ибезотчетно, сделает правильный шаг внаправлении национального государства европейского образца.

Будь моя воля, япоправил быминфиновский вариант тольководном месте. Не65 лет, а67 (шестьдесят семь), ине постепенно, аодномоментно. Обоснования числа 67 коснемся чуть ниже.

Небуду вспоминать отом, что нынешний русский пенсионный возраст (60/55) учрежден в1932 году И. В. Сталиным, колоссальным истребителем всех видов народонаселения. Ио том, что наши псевдоквазипартнеры поЕвразийскому союзу — Белоруссия иКазахстан — уже начали повышать пенсионный возраст (пока на5 лет), ибурь людского возмущения незафиксировано. Это все технические подробности наполях. Аглавное вотчто.

1.Над русским сознанием довлеет телеологический принцип «Дожить допенсии». Для миллионов россиян это иесть ответ навопрос осмысле текущего трудового бытия.

Вомногом это обусловлено нашей традиционной этикой труда, окоторой мынесколько прежде рассуждаливотздесь.Регулярный систематический труд — горе излосчастье нашего человека. Трудовой подвиг, воплощаемый врежиме аврала, — другое дело, нотакая удача выпадает некаждому ине часто. Русская зарплата — это несправедливый гонорар заовеществленное вплодах труда жизненное время, помноженное наквалификацию, акомпенсация заунижение, которое мыпретерпеваем самим фактом пребывания нарабочем месте. Инаступает день, когда государство смывает снас «совестный деготь труда» ©, назначив пенсионерами. Вэтот момент мыосвобождаемся отгнета труда истановимся, наконец, относительно свободными людьми, которым нестыдно умереть. Дожить допенсии — это обрести свободу перед лицом актуальных потомков ипотенциальной смерти.

Вигре «дожить допенсии» пассивный участник — тысам, активный же— государство, которое принуждает тебя трудиться, апотом извиняется ранним отпущением навсе четыре стороны. Пенсию тыне заработал — она есть высший факт проявления государственного милосердия ктебе.

Врамках этой логики неты создаешь национальное богатство, агосударство, которое имс тобою делится. Пенсия — воплощенная русская мечта все-такинеработать ичто-то, пусть символическое, заэто отвсеблагого государства получать.

Ясно, что при таком доминирующем типе восприятия труда ипенсии никакой институт налогоплательщика (он жеответственный гражданин, формирующий сам себе власть) невозможен. Возможен толькогосударственный раб разной степени расхлябанности.

Исовсем другое дело — если вдруг выяснится, что дожить допенсии практически невозможно. Потому что 67 лет, аразмер послетрудового подаяния обесценится инфляцией ивременем донесерьезных величин.

Тогда получится, что россиянин трудится неради досрочного побега из-под гнета труда, аради себя исвоего процветания. Ибо иного выхода нет.

Ине государство будет кормить тебя встарости. Аты — всю жизнь кормишь государство ивправе отнего чего-нибудь даи потребовать.

Истарость свою обеспечиваешь тысам.

Вот так ирождается, пусть постепенно, нация, аиз нее — национальное государство.

2. Пенсионный возраст вРоссии — это психологический порог старости. Типа вышел напенсию — стал(а) стариком (старухой).

Объявлять стариками людей 55–60 лет, тоесть посовременным меркам вполне еще репродуктивного возраста, — нонсенс. Самоощущение жестарости порождает представления обезнадежности дальнейшего пути ибессмысленности жизненного планирования. Безволие ипессимизм многих наших поколений отчасти вытекают изварварски заниженного пенсионного возраста.

И67 (предлагаемые скорее мною, чем Минфином) — это неБог весть какой преклонный возраст. Особенно сучетом глобальной тенденции наувеличение продолжительности жизни, которая воленс-ноленс затронет иполуевропейскую Россию. Лучше было бы, скажем, 72. Нотакой одномоментный шаг был быуже перебором сточки зрения ядерного воздействия нарусский коллективный мозг. Давайте сначала сделаем 67, апотом, через одно поколение власти, уже 72.

3. Отчего 67 лучше, чем 65?

Оттого, что некруглое число.

Строго говоря, круглым считается то, что делится без остатка наоснование системы счисления, тоесть внашем случае на10. Нонаше национальное сознание, когда оно неувлекается математикой, приписывает свойство круглости также ивсему, что делится напять. Изэтого допущения мыи исходим.

Всякое круглое число как базовый параметр какого быто нибыло процесса дает стойкое ощущение неподлинности. Ну, дескать, высосали изпальца ивзяли спотолка.

Совсем иное дело — некруглое. Оно-то ужточно старательно просчитано секретными лабораториями НИУ ВШЭ иподземными факультетами РАНХиГС. Поверено транснациональными экспериментами наБольшом адронном коллайдере. Дано Моисею наСинае, Иоанну Богослову — наПатмосе, Сергею Ролдугину — наразвалинах Пальмиры.

Сакральный смысл может быть присущ тольконекруглому числу, непорождаемому банальным человеческим разумом.

Еще одно фундаментальное преимущество шестидесяти семи: оно надва больше, чем шестьдесят пять. Не72, конечно, новсе-такиуже ничего.

4. Введение единого пенсионного возраста для мужчин иженщин России станет мощной мерою поучреждению реального гендерного равноправия. Иликвидации несколько абсурдной, исторически сложившейся системы фиктивного патриархата: когда формальная власть — науровне ритуала — принадлежит мужчинам, афактическая обязанность (не право, аименнообязанность!) принимать решения ивытекающая отсюда ответственность — женщинам.

Пенсионную скидку повозрасту ябы предоставил развечто представителям ЛГБТ. Они вполне могут быть приравнены кработникам особо вредных производств, ведьони стольколет подвергались (и подвергаются зачастую пуще прежнего) унас страшному психологическому давлению, общественному остракизму идажепрямым уголовным гонениям. Скажем, 64 года для ЛГБТ — оптимальный вариант. Он, кроме всего прочего, качественно повысит число открытых РФ-носителей разных сексуальных ориентаций ипремного поспособствует расцвету толерантности.

Неследует бояться непонимания основ пенсионной реформы внароде. Надо пользоваться разными подручными средствами, например, социологией, которая окончательно доказала свою способность обосновывать любые правительственные решения, втом числе невозможные ивзаимоисключающие. Вот если провести опрос стакой формулировкой:

Чего бывы больше хотели к67 годам?

а) умереть

б) выйти напенсию

Большинство россиян выберет вариант «б», япочтинесомневаюсь. Процентов 86 поддержат пенсионную реформу, если небольше того.

Итак.

Смена власти вРоссии — настоящая, ане бутафорская — невозможна без трансформации политической культуры. Апоследняя, всвою очередь, — без революции вполитическом сознании.

Первым этапом революции могла быстать пенсионная реформа поминистру финансов РФА. Силуанову сзамечаниями идополнениями отавтора этого текста С. Белковского.

Кремль думает спомощью пенсионной реформы сэкономить нароссиянах много денег. Хе-хе. Онначинает выковывать силу, которая закопает нынешний режим.

Ситуация динамичная, надо действовать.

Источник

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта