Города за спиной: интервью с мэром Казани

Блоги 17 мая 2017 8423 0

А.Венедиктов― Город заспиной. Умикрофона Алексей Венедиктов, ия вгостях, или уменя вгостях, или увас, слушатели, вгостях мэр Казани Ильсур Метшин. Добрый день.

И.Метшин― Добрый день.

А.Венедиктов― Ачего выне седеете? Легкая работа?

И.Метшин― По-моему…

А.Венедиктов― Ну, незаседел совсем за3 года (мы невиделись).

И.Метшин― Это приятно слышать. Насамом деле, здоровый образ жизни, наверное, поддерживаю. Мы, все-таки, статус спортивной столицы несем высоко (стараемся, вовсяком случае), поэтому здоровый образ жизни, занимаемся спортом. Нуи стараемся, вобщем-то, держать удар.

А.Венедиктов― Ну, посмотрим. Янадеюсь…

И.Метшин― Всемье.

А.Венедиктов― А, всемье? А, воттак?

И.Метшин― Да-да-да.

А.Венедиктов― Сэтого надо было начинать.

И.Метшин― Да. Всемье, имеется ввиду, подпитываюсь хорошей энергетикой отсемьи, отдетей, отдрузей, потому что обязательно это нужно внашей работе.

А.Венедиктов― Что самое тяжелое в2014 году было иушло, ав 2017-м пришло? Для работы мэра. Вот, что проблема, проблема-проблема?

И.Метшин― Ну, наверное, если, вот, совсем в2014-м. Мызавершили Универсиаду в2013 году, иу всех жителей ожидания завышенные уже вхорошем смысле. Это хорошо, что человек так устроен (вот, сегодняшний уровень – хорошо, завтра хочется еще лучше). Ибыл вопрос, есть лижизнь после Универсиады. И, вот, слава богу, мыне остановились вразвитии, мыпродолжаем много строить, реконструировать городскую инфраструктуру, дороги, социальные объекты. Стройка хорошо идет. Ну, относительно хорошо, относительно той ситуации вэкономике исо спросом, покупательной способностью.

Нуи 2015-й год подарил новый виток обманутых дольщиков, ксожалению.

А.Венедиктов― Много народу?

И.Метшин― Ну, унас относительно чего? Если в2008 году унас было 82 дома, имы 79 домов ввели… Яуже, что называется, почтивыдохнул, оставив там 3 дома. То, вот, начало 2015 года всравнении (что выговорите небыло в2014-м, ав 2017-м появилось), это еще 17 домов. Изэтих 17 домов мы1026 квартир ввели, дорожную карту для себя нарисовали, нотам нет умуниципалитетов законодательно-финансовых рычагов, как этому помогать. Поэтому если обычно задача решается там сдвумя неизвестными, тоэта задача покаждому дому, там, спятью-семью неизвестными.

А.Венедиктов― Апочему вырешаете? Это люди сами вложили деньги, они шли насвои риски.

И.Метшин― Ну, потому что наши люди, потому что акуда имеще идти? Они приходят иговорят «Нас обманули. Вот, мысвои кровные несли». И, действительно, натот момент это были состоятельные компании. И, вобщем-то, это нежулики ине аферисты подчас. Нолюди… Как унас вРоссии? ...рискованный бизнес вели наземле, хотели получить где-то сверхприбыли, где-то больше вземлю вложиться. Ну, недорассчитали свои силы. Илюди тут непричем. Акуда имидти? Они идут вмуниципалитет, идут кнам, идут кнам сюда.

А.Венедиктов― Ивы вынимаете изздравоохранения иотдаете обманутым…

И.Метшин― Не-не-не.

А.Венедиктов― Акак?

И.Метшин― Мысобираем такие схемы… Там сейчас, вот, есть указ президента нашей республики (благо федеральное законодательство позволяет), когда свободные отзастройки земли мытем инвесторам, которые готовы 10% отвведенного жилья реинвестировать впроблемные дома… Вот, указ этот вышел – вот, один изинструментов. Второй там. Ну, масса. Это займет неодну передачу. Это, вобщем-то, знаете, вот, суп изтопора легче сварить или кашу изтопора, нежели ввести дом вэксплуатацию. Ну, получается, вот, заотчетный период 1026 квартир уже введено, ноеще остается.

Поэтому коротко, чего небыло в2014 году, ав 2016-м ив 2017-м появилось, это еще новый виток обманутых дольщиков.

А.Венедиктов― Вэтой связи для вас несекрет, что сейчас вМоскве ифедеральный центр обсуждает программу массового расселения, вчастности, москвичей, хрущевки. Выпроходили – як вам заопытом, насамом деле. Выпроходили историю расселения домов вцентре.

И.Метшин― Ветхого жилья, да.

А.Венедиктов― Да. Ну, давайте: «жилья», да?

И.Метшин― Да-да-да.

А.Венедиктов― Вот, каким опытом вымогли быподелиться полезным для других городов? Увас закончилась эта программа.

И.Метшин― Да, эта программа закончилась, но, все-таки, пятиэтажки-хрущевки – это благоустроенное относительно жилье, тоесть там, все-таки, есть газ, вода, канализование общее, нуи так далее. Унас жечерез дорогу были санузлы, отсутствие канализования, нуи масса других проблем. Поэтому это целая программа, она воткрытом доступе, мытакой Меккой являемся поэтой программе. Кнам приезжают, делятся опытом. Часть его вошла вфедеральную программу, поэтому…

Что касается расселения пятиэтажек, тоэто абсолютно…

И.Метшин: Межнациональный мир— самое большое наше достижение

А.Венедиктов― А, вот, неважно, про пятиэтажки или нет. Вот, есть расселение…

И.Метшин― Нет-нет. Алексей, япросто хочу сказать: это абсолютное благо. Вот, тоесть это абсолютное благо. Вы, конечно, рекордсмены поколичеству вМоскве там умения придумать каких-то там движух, вокруг которых непонятно. Ну, как можно протестовать против того, что людей хотят из50-летних панелек снизкими потолками, сотсутствием там каких-то удобств вкомфортное жилье? Безусловно, наданном этапе будут проблемы. Кто-то привык ксвоему подъезду, кто-то ксвоей лавочке, кто-то ксвоим соседям.

А.Венедиктов― Увас жеэто было?

И.Метшин― Да, унас это было. Но, насамом-то деле, это абсолютное благо. Власти Москвы предлагают засвой счет сделать это расселение, илюдей обеспечить новым жильем. Причем, неисходя изтех квадратных метров, апо новым нормативам. Ну, это просто аплодисменты. Ябелой завистью завидую нашему старшему брату, нашей столице нашей страны, поэтому это шикарный проект, идай бог его реализовать.

А.Венедиктов― Смотрите, проблема втом, что люди незнают, да? Проблема втом, что закон еще непринят, онотнесен, как вызнаете. Вэтой связи как вырешали, вот, про свою лавочку-то проблему? Вот, бабушка говорит «Я непоеду». Вот, многоквартирный дом, 100 квартир. Вот, опытом поделитесь.

И.Метшин― Ну, во-первых, это воля нашего первого президента, Минтимера Шариповича Шаймиева, это его безусловный авторитет, итогдашний наш премьер-министр, ныне президент нашей республики Рустам Нургалиевич Минниханов – это телюди, которые были локомотивами вэтой большой работе. И, конечно же, вот, костяк тех промышленных предприятий, наших коренников, которые пошли наэтот проект: это Татнефть, это Нижнекамскнефтехим.

А.Венедиктов― Что значит «пошли напроект»?

И.Метшин― Ну, тогда, ведь, принято было решение: часть оборота направлять вреспубликанский фонд. И, вот, засчет…

А.Венедиктов― Для этой проблемы? Для расселения, да?

И.Метшин― Для расселения этой проблемы. Неважно, где она. Допустим, ятогда работал вНижнекамске, унас ветхого жилья было чуть-чуть совсем там впоселке (несколько домов), которые мытам вгод расселили. Ав Казани это было там 37 тысяч квартир.

А.Венедиктов― 37?

И.Метшин― 37 тысяч квартир, чтоб выпонимали.

А.Венедиктов― Сума сойти.

И.Метшин― Вот. Ипоэтому это большое благо. Авторитет власти, диалог сжителями.

А.Венедиктов― Так подождите. Про фонд. Сейчас мыпро это, вот, про фонд.

И.Метшин― Да?

А.Венедиктов― Значит, был создан фонд. Тоесть это неиз бюджета, грубо говоря, запланированного вКазани или республике Татарстан. Это был дополнительный, да?

И.Метшин― Да. Бесплатно давалась земля. Промышленные предприятия 50%— это были бюджетники, очередники, а50%— это сами промышленные предприятия. Почему иминтересно было вэтом участвовать? Потому что, получая бесплатную землю, доступные строительные материалы, скажем, когда это оптом всё делается, тоесть выигрывали все.

Квашему вопросу отом, как слюдьми, это был диалог.

А.Венедиктов― Да, для нас это главный вопрос.

И.Метшин― Это был диалог, безусловно, на100% всегда находилось там 3-4 семьи, которые говорили «Я буду здесь, ивсё». Ну, судебная практика. Тоесть принимал суд решение отом, что необходимо изаварийного жилья выезжать. Всё то, что сейчас принято федеральным законом.

А.Венедиктов― Это аварийное жилье?

И.Метшин― Да, аварийное.

А.Венедиктов― Но, все-таки, что? Ну, смотрите…

И.Метшин― Диалог, диалог. Много было…

А.Венедиктов― Акто вел диалог?

И.Метшин― Местные власти, главы районов наместах, ия прекрасно помню обэтом.

А.Венедиктов― Были лислучаи, когда непереселяли, авыкупали? Например, отдавали деньги? Выкупали старое ветхое жилье… Это жебыло частное.

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Да?

И.Метшин― Да, да, да, были комнаты. Люди говорили там. Тоесть влюбом случае это целая палитра путей решения этого вопроса. Тоесть это некакой-то один там шаблон итак далее, это было… Находились итакие стойкие, которые там вовсем отселенном доме продолжали 3 года жить водной квартире.

А.Венедиктов― Ну, это редкость, но, тем неменее, может быть?

И.Метшин: Кашу изтопора легче сварить, нежели ввести дом вэксплуатацию

И.Метшин― Это было. Где люди… Невам объяснять: сколько людей, столькоимнений, поэтому… Ав любом случае это огромное благо. Сегодня мыбы неувидели Казань ту, которая привлекает туристов. Амы выросли закрайние 10 лет в5 раз. Если натысячелетие Казани приехало 460 тысяч туристов имы считали, что это манна небесная ипотолок, тов прошлом году кнам вКазань приехало 2,5 миллиона туристов. Ито, что они отмечают истарую Казань, иисторический центр, иновые микрорайоны, этого быне было возможно, если быу нас вотэта вся аварийная Казань через дорогу судобствами оставалась бы. Поэтому это нужно делать.

А.Венедиктов― Асейчас люди уже невспоминают? Или, все-таки, вспоминают, иногда приходят иговорят «Ну, вотздесь уменя был любимый уголок, яиграл здесь вфутбол»?

И.Метшин― Ну, конечно, приходят, нотольковтом виде, наверное, уже этих микрорайонов нет – там стоят гостиницы, какие-то новые проекты реализованы. Ноесть истарые уголки, которые остались там.

А.Венедиктов― Явспомнил. Япрошу прощения, напомню, мэр Казани Ильсур Метшин. Скажите мне, пожалуйста. Авот… Есть еще одна составляющая. Вот, мыговорили отом, как люди уезжали ине уезжали. Ау нас есть вМоскве проблема, что люди нехотят уезжать изсвоего района. Вторая проблема, да? Если нехотят изсвоего жилья, говорят «А вэтом районе больше невозможно». Или строй многоквартирные многоэтажки, или что? Вот, здесь как вывыходили?

И.Метшин― Нет. Ксожалению, на90% люди вынуждены были менять свой район, иэто был другой район, новостройки. Почему? Они занимали каких-нибудь 11 квадратных метров, исоседи занимали там 15-18.

А.Венедиктов― Встаром жилье?

И.Метшин― Встаром, да. Апо новому нормативу имкаждому положено было всоответствии сфедеральным законодательством уже там трехкомнатные квартиры, там, 65-70 квадратных метров.

А.Венедиктов― Где взять?

И.Метшин― Ивсей радости, ижелании ивластей, ижителей натом пятачке, где стоял аварийный небольшой домик, построить втех нормативах, вкоторых мыобязаны расселять, просто невозможно было. Ис тем жестолкнутся власти Москвы: где-то этажность, где-то историческая застройка непозволяет построить. Поэтому кэтому надо быть готовыми, иэто неот хотелок властей, это унас соблюдение федерального законодательства винтересах жителей – обеспечить ихтем количеством квадратных метров, которые стандарт сейчас принят. Мыже уже, слава богу, нев 80-х годах живем. Инсоляция, там, высота потолков, количество света, парковки, благоустройство, зона прогулок там итак далее. Поэтому это нормально.

А.Венедиктов― Сколько времени заняло отселение 37 тысяч квартир?

И.Метшин― Программа шла больше 7-ми лет.

А.Венедиктов― Больше 7-ми лет?

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Какая была самая большая проблема? Икак выс ней справились?

И.Метшин― Вызнаете, я, все-таки, тогда работал всоседнем городе, вгороде Нижнекамск.

А.Венедиктов― Вытеперь можете это наблюдать, ипоэтому говорить.

И.Метшин― Да. Ямогу сказать, что, все-таки, самая большая проблема – это убедить население. Другой нет. Ну, привыкли. Незря жевыражение существует «Человек корни пустил». Вот, онкорни эти духовные, энергетические онпускает, иему ихвырывать всегда сложно. Как высказали, привык кдвору, кмагазину, кулочке этой, кпалисаднику, яне знаю там, ковсему. Поэтому самая сложная проблема – убедить людей, наладить диалог. Это всегда будет сложно. Ноего надо делать, другого пути нет.

А.Венедиктов― Спасибо заэтот ответ. Вернемся ктуризму. Вот, наместе этого жилья ивообще вцентре очень много того, что вМоскве презрительно называют «новоделом». Насколько люди привыкают ктому, что, вот… Многие родились – уже оно стоит, да? Нокогда-то здесь стояли вотэти вотразваленные хибары. Сейчас здесь построен новодел, скажу япрезрительно. Авы мне ответите.

И.Метшин― Явам отвечу, что вовсем должна быть золотая середина. Если мытолькобудем упражняться иодин задругим новоделы, томы потеряем тот исторический теплый образ каждого города, который иотличает Самару отКазани, Казань отОренбурга, Оренбург там отдругих городов.

Поэтому, безусловно, был сложный период встране ив том числе вКазани, когда нам было недо сохранения исторического наследия. Иэто там начало нулевых, там, Перестройка… Ну, сложности были, там недо жиру, что называется. Любой кран крутится, работает – это уже показатель того, что экономика живет.

Поэтому втот момент мыпотеряли много домов. Нетак жестко работали сохранные наши обязательства. Нок Универсиаде мысмогли свыше 300 объектов исторического наследия вКазани государственно-частным партнерством восстановить, иони сейчас втом виде, вкотором они были, скажем, идо революции. Где-то новоделы.

А.Венедиктов― Нувотсмотрите, туристам всё равно.

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Вот, если честно, яприезжаю, явижу: вотэто Казань. Да? Яприехал на2 дня, посмотрел. Ажители?

И.Метшин― Жители удивительно, вызнаете. Мытоже… Для меня это было откровением, что оказалось, что тема сохранения исторического наследия – она ихволнует, она далеко небезразлична, хотя, они давно уже там лет 30-40 живут впанельках, там, вновых микрорайонах, имногие изних даженикогда нежили вцентре. Но, вот, какая-то гордость заисторический центр города, зато, что его надо восстанавливать, нашу историю – она так приятно удивила. Поэтому имне было всё равно.

А.Венедиктов― Поддержка была?

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Тоесть выговорите отом, что была поддержка, да? Илюди привыкли кэтому?

И.Метшин― Да. Это было… Ну, мыже всегда мониторим общественное мнение, замеряем температуру. Иэто было впяти «топах» вопросов, которые волновали жителей.

А.Венедиктов― Интересно.

И.Метшин― И, вот, для нас это абсолютное удивление было, что они поддерживают это ичто иминтересно.

И.Метшин: 2015-й год подарил новый виток обманутых дольщиков, ксожалению

А.Венедиктов― Смотрите, одним изтаких промежутков, когда небыло, скажем так, церкви как института, это была советская власть, нельзя было, да? Вот, япроехал поКазани сегодня немного. Мне говорят: «О,— говорят,— это храм католический, это храм православный, это старообрядческий. Ну, мечеть, понятно». Яговорю: «А как жители Казани кэтому относятся, ктому, что построено много молитвенных домов?» (назову яэто так). Разных.

И.Метшин― Если память мне неизменяет, порядка 217 мечетей вКазани, 176, по-моему, христианских церквей, католический костёл, синагога. Причем, главные наши мечеть иправославный храм находятся вшаге друг отдруга. Чуть ближе синагога…

А.Венедиктов― Специально?

И.Метшин― Ну, вызнаете, это отражение того, что веками натерритории Казани есть. Тоесть если вотсейчас мысмотрим, какие проблемы мир испытывает из-за религиозных межконфессиональных конфликтов, тодля нас это… Вот то, что Благовещенский собор стоит рядом сКул-Шарифом, совсем вшаге отнего синагога, адальше подороге католический костёл, это недань моде, это некакой-то новодел, как выговорите, новострой. Это то, что веками вКазани, вТатарстане натерритории нашей Волжской Булгарии было. Мы, действительно, живем вмежконфессиональном мире, ипроживает 115, если быть точными, наций инациональностей. Это наш мир, онгодами, веками. Это не«спасибо партии», что коммунисты Советского Союза нам подарили, скажем так, или сейчас «Единая Россия» там смогла добиться. Это то, что отпрадедов, отдедов. Наши деревни рядом всегда там русская, татарская, чувашская, марийская. Наши диаспоры, там. Все, вот. Весь наш палитр советского большого Советского Союза. Поэтому веками, еще раз, веками.

Если взять всех путешественников (а Казань – она нагеографическом пересечении того жеШелкового пути), все наши гости, писатели, путешественники – они отмечали дружелюбие жителей Казани иудивительный ихмежнациональный мир. Тьфу-тьфу, стучу подереву, чтоб дай бог, чтобы это было снами вечно. Это самое большое наше достижение.

А.Венедиктов― Вызнаете, вМоскве периодически возникают конфликты. Яне пытаюсь сталкивать – япытаюсь сравнивать. Например, унас была программа при прежнем правительстве Лужкова, московском правительстве «Храм шаговой доступности». Ивы знаете, они жене напустом месте возникают. Где-то детский сад, где-то магазин, ижители восставали. Идело нев храме, дело нев вере – дело втом, что нужен идетский сад тоже.

Когда выстроите новое, есть такие проблемы? Новое.

И.Метшин― Ну, нет. Это всегда место, которое… Унас есть проблема, что люди сейчас… Иэто хорошая проблема. Чем больше люди благосостояния определенного достигают, их, видимо, начинает тянуть квере, кдуховности, иони обращаются кнам. Мыне всегда можем ответить наих запросы. Дайте нам землю – мыпостроим еще, там, православный храм или мечеть, или, вот, есть обращение сейчас армянской церкви. Ну, вот, мыс удовольствием хотим, нотам, где они хотят, тогазопровод высокого давления, там еще какие-то красные линии, где дорога будет расширяться.

А.Венедиктов― Хозяйственная такая история.

И.Метшин― Хозяйственная, да. Атак, чем больше… Мое твердое убеждение: чем больше веры (не важно какой – там, православие, мусульманство, католическая, буддизм), плохие люди вхрамы неходят иплохом неучат. Чем больше будет верующих людей ив Казани, ив нашей стране, ядумаю, тем лучше наша жизнь будет.

А.Венедиктов― Ильсур Метшин, мэр Казани. Яхотел первую часть закончить, все-таки, туризмом. Вот, знаете, яв свое время сказал мэру Собянину, ясказал: «Послушайте, скоро туристов вКазани будет больше (когда яприехал отвас). Будет больше, чем вМоскве».

И.Метшин― Ну, это, опять-таки, невдруг. В2005 году, когда…

А.Венедиктов― Чем приманиваете?

И.Метшин― Ая скажу. В2005 году после тысячелетия Казани, когда мой предшественник Камиль Исхаков уехал наДальний Восток полномочным представителем, собрав команду… Ая уходил изКазани, яребятам говорю «Ну, вот, как быть? Куда мыбудем двигаться?» Они говорят: «Ты несчастный». Тоесть, вот, надо жебыло тебе так…

А.Венедиктов― Это вНижнекамске?

И.Метшин― Нет, изНижнекамска когда яв Казань пришел.

А.Венедиктов― Да-да-да.

И.Метшин― «Ты несчастный, потому что ничего больше вследующие 100 лет вКазани грандиозного такого жекак тысячелетие случиться несможет».

А.Венедиктов― Ну, вобщем, они правы.

И.Метшин― Да. Тоесть это тебе остается вотэти золотые страницы истории тысячелетней Казани перелистывать ивозвращать долги.

А.Венедиктов― Изавидовать.

И.Метшин― Нет, ивозвращать долги, которые натысячелетие набрали. Мыпригласили Европейский банк реконструкции иразвития, международные банки, иони сделали исследования. Для меня было просто… Ябыл уверен, что мыцентр химии, нефтехимии, машиностроения. Наши КАПО, там, ядерная триада, мывыпускаем стратегические бомбардировщики. Они сказали: «Нет, ваше завтра – это образовательный центр Поволжья, выИмператорский университет, самый взрослый после московского». Напоминаю, что санкт-петербургский был институтом, амы сразу университетом.

А.Венедиктов― Вот онполез вшовинизм городской.

И.Метшин― Нет, япросто. Это жеистория.

А.Венедиктов― Дая понимаю. Тем неменее, все-таки, вставил иповернул.

И.Метшин― Кобеим столицам…

А.Венедиктов― Да-да-да.

И.Метшин― ...и кнашей родине. Поэтому… Иони сказали, что выдолжны развивать туризм.

А.Венедиктов― Так?

И.Метшин― Мыне стали изобретать велосипед идумать, что мысамые умные вэтом направлении, мыпригласили тех, кто добился ошеломляющих успехов впродвижении туристического рынка. Это была английская компания, хозяин еебыл бывший министр туризма Англии, иони натот момент продвинули за3 года Иорданию натуристические рынки. Еевдруг небыло, ивдруг появилась.

А.Венедиктов― Тоесть тупо профессионалов?

И.Метшин― Да, мынаняли их, они нам расписали, что делать. Ия смог это реализовать на2/3: где-то нехватило денег, где-то ресурсов, где-то еще чего. Имы жестко последовательно системно начали работать вэтом направлении.

И.Метшин: Самая большая проблема – это убедить население

Безусловно, такие события как Универсиада, Чемпионат мира поводным видам спорта…

А.Венедиктов― Нет, послушайте, вМоскве тоже проходят события. Яговорю опотоке. Изнаете, что мне отвечают разные люди? «Ну, конечно, они центр исламского мира, уних там исламский туризм». Это так или это нетак?

И.Метшин― Нет, это… Мы, во-первых… Что касается цифр. Это официальная статистика. Если вся Россия повъездному туризму растет где-то 3,5% (ну, до4% мало какие города), томы вплохие года заэти 10 лет росли по16-18%.

А.Венедиктов― Так засчет чего?

И.Метшин― Унас 10% толькоиностранные туристы. Это иСША, иИзраиль, иГермания, иКитай.

А.Венедиктов― Тоесть это невнутренний туризм?

И.Метшин― Авнутренний туризм – это 90%.

А.Венедиктов― Так?

И.Метшин― Но! Мывыросли в3,5 раза поколичеству гостиничных номеров. Тоесть мысебе поставили задачу, освободили отналогов, отподключения кинженерным системам. Тоесть мысделали целую программу желания строить гостиницы.

А.Венедиктов― Отдельную?

И.Метшин― Отдельную. КУниверсиаде. Тогда приросли мына 25%. Нов целом вотзаэти 8 лет, наверное, существования программы в3,3 раза мывыросли вколичестве гостиничных номеров. Причем, есть «пятерки», есть 4 звезды. Иесли унас было там 19 хостелов кУниверсиаде, тоих сейчас уже к40.

Ипоэтому вопрос… Это студенты. Кнам приезжают… В500-километровой зоне вокруг Казани живет 18 миллионов людей. Они приезжают намашинах, ссемьями. Кремль посетило там порядка 2,5 миллионов. Различные…

А.Венедиктов― Больше, чем Московский Кремль – япро это.

И.Метшин― Да?

А.Венедиктов― Апочему?

И.Метшин― Ну, я…

А.Венедиктов― Не, объясняйте: мыбудем красть ваши идеи.

И.Метшин― Нет, яс удовольствием ими поделюсь, ноя думаю, что, все-таки, сМосквой нам тягаться сложно.

А.Венедиктов― Пока Москва неможет тягаться.

И.Метшин― Нет. Нуа, все-таки, наша столица нашего государства – она красивая. Я, во-первых, хочу сказать, насколько Москва стала красивой. Вот, мне как градоначальнику это просто видно заэти 10 лет каждый приезд: какие проекты, какое благоустройство, какие подсветки, как праздничные мероприятия проходят. Поэтому большой респект, инам достолицы еще далеко.

А.Венедиктов― Япро туризм, все-таки.

И.Метшин― Да. Апро туризм явам могу сказать, что это невдруг, это программа, которую мыреализовываем. Это события, которые обязательно надо придумывать – без них нестанешь тытуристическим центром. Кпримеру, Чемпионат мира поводным видам спорта втечение месяца посмотрело 6 миллиардов телезрителей. Имы ужпостарались. 6 миллиардов телезрителей – это официальная статистика. Иуж мыпостарались, чтобы вкаждом кадре, вкаждой картинке было «World Championship KAZAN (большими буквами) 2017».

А.Венедиктов― Какое простое название, легко запоминается. Навсех языках, ябы сказал.

И.Метшин― Да. Нуи мыработаем наэто. Большое внимание уделяет этому наш президент республики Рустам Нургалиевич Минниханов.

Туристические маршруты, чтоб санузлы там стояли, чтоб было воду где попить.

А.Венедиктов― Измелочей.

И.Метшин― Амелочей небывает вэтом.

А.Венедиктов― А…

И.Метшин― Вэтом как раз мелочей небывает. Вот, чем больше мыуделяем внимания мелочам, тем лучше результат.

Нообъем несделанного… Вот сейчас если слушают мои казанцы (а они, наверняка, будут), они скажут «Вот там раскудахтался, а? Приди-ка кнам водвор, мытебе покажем там скамейку…»

А.Венедиктов― Нуда.

И.Метшин― Это, действительно, сколько бмы ниработали, объем несделанного всегда больше того, чем предстоит сделать впереди.

А.Венедиктов― Ильсур Метшин, мэр Казани вэфире «Эха Москвы». Сейчас новости, адальше мыпродолжим.

А.Венедиктов― Это программа «Город заспиной». Ильсур Метшин, глава Казани, мэр Казани унас вэфире.

Мыговорили отуризме, ая хочу вас спросить омиграционных процессах. Есть лиу вас проблемы сприездом-уездом рабочей силы, втом числе нелегальной? Или выобходитесь местными, или 500-километровой зоной?

И.Метшин― Нет. Ксожалению, мыне можем своими трудовыми ресурсами обходиться. Вот, сегодня толькояобъезжал город, смотрел реконструкцию дорог. Мыначали летний ремонт, реконструкцию дворов, ну, тепроекты, которые мыреализуем ежегодно. Как раз интересовался уподрядчиков, удиректоров компаний, которые ведут, как срабочими. На50 тысяч рублей они немогут найти водителя изместных, поэтому без…

А.Венедиктов― Слушайте, унас, поверьте, тоже самое. Сейчас водители автобусов вМоскве нату жесумму полторы тысячи вакансий. Нету!

И.Метшин― Да. Поэтому без трудовой миграции (желательно, чтобы она была официальной) тяжело справиться городскому хозяйству. Это нормально, это весь мир проходит. Нам приятно, что они ассимилируются, ссемьями приезжают, дети ходят вшколу. Тоесть они становятся…

И.Метшин: Оказалось, что тема сохранения исторического наследия людей волнует

А.Венедиктов― Тоесть выприветствуете, чтобы трудовые мигранты приезжали ссемьями?

И.Метшин― Конечно. Ачто такого?

А.Венедиктов― Такое. Они привозят стариков-отцов истарушек-матерей, которые неработают, которые пенсионная система. Априводят детей вшколы…

И.Метшин― Нет. Унас массово нет. Унас, все-таки, работают семьями, аих старшее поколение живет народине иони отправляют имденьги. Поэтому ямогу сказать, что вКазани ина строительном комплексе, ив пассажирских перевозках особенно (это где-то порядка 35% водительского персонала) это работники среднего зарубежья, соСредней Азии.

Ясмотрю статистику, они более послушные законодательно.

А.Венедиктов― Что, правда?

И.Метшин― Да. Тоесть они четко следят, потому что количество правонарушений… Они под большим микроскопом. Поэтому яхочу сказать, что, вот, нестал быя краской мазать одной. Отних проблем нет, они одни изнас, они честно работают, они вносят свою копилку вгородскую экономику, вобслуживание населения. Подавляющее большинство изних делают это профессионально, честно иаккуратно. Теслучаи, которые бывают, ну, они бывают ис такими жероссиянами, стеми, которые вКазани. Поэтому без них (отвечая навопрос), без них было бынам насегодняшний день сложно.

А.Венедиктов― Ноони встроительном комплексе ив транспортном?

И.Метшин― Встроительном комплексе ив транспортном. Основное здесь.

А.Венедиктов― Дети. Давайте про детей немножко. Поговорим воточем. Это странно, но, вот, приезжают дети… ВМоскве, вовсяком случае, есть много случаев, когда дети плохо знают русский язык. Ну, русский. Увас ирусский, итатарский, да? Ичего тогда?

И.Метшин― Надо учить.

А.Венедиктов― Ну, надо учить, да. Но…

И.Метшин― Надо учить. Ядругого ничего непридумаю. Это есть школа, есть родители, которые обязаны обучить детей. По-другому никак. Ну, они приезжают встрану, ив первую очередь они должны кроме того, что соблюдать действующее законодательство, безусловно, быть одними изнас.

Мык Универсиаде 2013 года снашим президентом вынуждены были учить английский язык, исейчас, слава богу, без переводчиков внашем возрасте обходимся. Ничего страшного. Русский язык вдетстве учить можно инужно.

А.Венедиктов― Вэтой связи история языковая сошколой. Иногда она доносится доМосквы, иногда она недоносится доМосквы. Преподавание этих двух языков вызывало проблемы, шли письма родителей вМинистерство образования. Яих читал. Вынемножко эту ситуацию как-то вгороде вашем урегулировали? Яс родителями – яне про детей (дети тут непричем).

И.Метшин― Влюбом случае, вызнаете, для меня что лакмусовой бумажкой является? Это встречи снаселением.

А.Венедиктов― Конечно.

И.Метшин― Ясегодня приехал водвор. Люди высыпали. Там каждый сосвоими проблемами. Ну, вот, двор сделали – сделайте детскую площадку. Икакие-то проблемы. Там, школьное питание…

Уменя есть четкий срез тех проблем, которые волнуют жителей Казани. Явас уверяю, запоследние 5 лет ниразу небыло в15-ти проблемах, которые волнуют казанцев, этого вопроса.

А.Венедиктов― Ну, это хорошее достижение.

И.Метшин― Поэтому это официальное, что называется…

А.Венедиктов― Слушайте, это хорошее достижение.

И.Метшин― Да. Ибезусловно, отдельных родителей может там устраивать количество часов, неустраивать количество часов, кому-то больше хочется математикой, кому-то физкультурой. Ноэто тот диалог, который надо вести сродителями, ине толькоотносительно количества часов, которые там уделяются татарскому языку.

Мир меняется быстрее. Вот, реклама уСтамбульской авиалинии очень хорошая: «Пока мылетели, мир уже изменился». Мир очень быстро меняется, ипоэтому иобразование втом числе должно заним поспевать. Ина социальные запросы нашего общества, наших родителей ибудущее наших детей.

Поэтому, отвечая наэтот вопрос, яхочу сказать, что сегодня онне такой животрепещущий, актуальный для жителей Казани.

И.Метшин: Главные наши мечеть иправославный храм находятся вшаге друг отдруга

А.Венедиктов― Аскажите мне, вот, если говорить обюджете города немножко, да? Абсолютная цифра нам ничего нескажет. Соотношение: образование, здравоохранение иостальные – вотэта история.

И.Метшин― Ну, наш бюджет социально ориентирован. Порядка 60% уходит наобразование.

А.Венедиктов― 60% городского бюджета, имея ввиду отдетского сада доуниверситета?

И.Метшин― Нет, университет…

А.Венедиктов― Университет – это федеральный, да?

И.Метшин― Это федеральный…

А.Венедиктов― Тоесть школы идетские сады?

И.Метшин― Идетские сады, да.

А.Венедиктов― 60% городского?.. Выменя необманываете?

И.Метшин― Ну…

А.Венедиктов― Это какая-то безумная цифра.

И.Метшин― Вызнаете, она, действительно, безумная. Ясейчас нео том, что мычемпионы какие-то.

А.Венедиктов― Не-не-не! Япервый раз слышу, поэтому меня интересует.

И.Метшин― Меня другое волнует. Я– отец четверых детей, имоя дочь закончила, вот, буквально год как учится вуниверситете. Вшколе, которая является сильной ипо количеству преподавателей, ипо качеству преподавания, ипо качеству там предметов ивсего. Итем неменее, яговорю, вот, якак родитель: для того, чтобы ребенок смог поступить набюджет (а ейне хватило витоге там 4, что ли, балла, имы вынуждены платить наобучение, тоесть она несмогла набрать нужное количество)...

А.Венедиктов― Ненадо мне это говорить – мне это предстоит, наверное, через год.

И.Метшин― Непугайтесь, это нормально. Мыкак родители обязаны это делать.

А.Венедиктов― Да.

И.Метшин― Так вотяхочу сказать, дажевэтой школе… Ау нас где-то из167 школ порядка 40 топовых, ну, таких, крепких, сильных. Мызанимаем 3-е место вРоссии вслед заМосквой иСанкт-Петербургом поколичеству побед вшкольных Олимпиадах.

А.Венедиктов― Понятно.

И.Метшин― Это неявляется лакмусовой бумажкой, хотя, мыне №3 понаселению. Аесли брать натысячу учащихся, томы опережаем иМоскву, иСанкт-Петербург, если взять 100 тысяч учащихся иколичество наших.

Так вотячто хочу сказать? Имея такое качество иколичество денег, которые мытратим, тем неменее, родители обязаны брать репетиторов. Вот, что плохо.

А.Венедиктов― Что такое «обязаны»?

И.Метшин― Ну, для того… Вот, яговорю как родитель.

А.Венедиктов― Да-да, японимаю.

И.Метшин― Чтобы подготовить ребенка почетырем основным предметам, тоесть дажемыстолькотратим, анаше образование, все-таки, нуждается…

А.Венедиктов― Вчем причина?

И.Метшин― Вот яи спрашиваю наш директорский корпус Управления образования иМинистерство втом числе. Нам надо пересматривать. Вспомните, когда мыучились. Это жебыло… Ну, во-первых, страна стопроцентного обучения, тоесть мывсем давали высокое качество образования.

А.Венедиктов― Вымолодой человек, ине помните, что только13% десятиклассников поступало ввузы.

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Асейчас больше 60%.

И.Метшин― А, ну, понятно.


И.Метшин: Каждый новый министр приходит, икак вреволюцию 1917-го

А.Венедиктов― Понимаете, да? Ну, вот, как бы… Остальные там шли вПТУ, работать. Это важная история, ипоэтому ятоже пытаюсь понять (тоже как родитель, да?), ачего нетак-то?

И.Метшин― Образование нуждается вреформах. Ксожалению, бедно его реформируют. Вот, сколько ясебя… Яработаю мэром 20 лет, и20 лет оно само себя реформирует. Каждый новый министр приходит, икак вреволюцию 1917-го «Мы наш, мыновый мир построим. Сначала дооснования разрушим, апотом». Поэтому это проблема.

Нонужно вэтом двигаться, потому что нельзя…

А.Венедиктов― Но60%— это всё равно очень много.

И.Метшин― Ну, это статистика.

А.Венедиктов― Аздравоохранение?

И.Метшин― Здравоохранение – оно ответственность бюджета республики Татарстан.

А.Венедиктов― А, воттак устроено?

И.Метшин― Да.

А.Венедиктов― Это еще при Минтимере Шариповиче было, да?

И.Метшин― Первичную сеть уже забирал Рустам Нургалиевич, родовспоможение инаши поликлиники детские ивзрослые.

Говоря одетях, яхочу сказать иподелиться, вот, той лакмусовой бумажкой. Вот, приезжаешь вгород любой. Для меня, ну, конечно, чистота улиц, чистота фасадов, благоустройство. Ноеще два показателя – самочувствие города иколичество кранов, которые работают (стройка есть или нет). Ивторое – это сколько детей рождается. Показатель Советского Союза унас пик был в1987 году. Ксожалению, многие субъекты игорода еще невернулись кэтому пику. Вот, в2005 году, когда мыначинали работать вКазани после тысячелетия рождалось 8700 детей, аумирало порядка 11 тысяч, тоесть население убывало.

А.Венедиктов― Сокращалось.

И.Метшин― Да. В2016 году унас родилось 24540 малышей, аумерло чуть меньше 11-ти. Тоесть мыежегодно прирастаем, иза эти 10 лет население выросло больше, чем на110 тысяч. Вот это для нас, то, что дети рождаются каждый год больше, то, что родители идут навторого, натретьего, начетвертого ребенка…

А.Венедиктов― Кстати вот, расскажите мне, если есть статистика многосемейности, немногосемейности вКазани. Если помните.

И.Метшин― Ну, во-первых, доложу, что яотец четверых детей.

А.Венедиктов― Непугайте: уменя один, яи тоне справляюсь.

И.Метшин― Ну, выслишком много постране ездите. Бывайте почаще дома – это, вот, простой рецепт. Иночуйте дома. Ивсё будет…

А.Венедиктов― Да, мэру хорошо – ему ездить необязательно. Главное, впределах города.

И.Метшин― Вот. Поэтому унас идут семьи, умоего руководителя исполкома четверо детей, умоего главы центрального района четверо детей. И, причем, кто-то может сказать, что это висламе принято. Нет. Мой руководитель исполкома – онрусский, глава района – тоже русский. Тоесть это, вот, ментальность людей, когда они видят завтрашний день иуверенность, испокойствие задетей, молодые семьи наэто идут. Ия как мэр, мне очень радостно сообщить вашим радиослушателям, что количество семей, которые пошли натретьего, начетвертого ребенка, вКазани растет скаждым годом, иэто для нас показатель самочувствия людей.

А.Венедиктов― Ильсур, молодые семьи?

И.Метшин― Молодые. Ну…

А.Венедиктов― Нет, ну, как? Сейчас вотпринято жениться…

И.Метшин― До45-ти лет, скажем. Вот, активность от20-25-ти, когда там первые дети, ивотдо45-ти лет.

А.Венедиктов― Тогда, коль выговорите оросте рождаемости, яхотел быузнать, сколько людей уезжает изгорода? Уезжает назаработки, уезжает поразным причинам.

И.Метшин― Ну, жизнь такова, что молодежь, безусловно, заобразованием, втом числе вЕвропу. Количество небольшое оно. Ну, миграция – она есть. Восновном, или как лучших специалистов забирают центральные офисы московские икомпании втом числе, или те, которые уезжают зарубеж, наши дети. Ноэто яне могу сказать, что это десятками тысяч. Тоесть сказать, что нет, будет неправдой, носказать, что это мытам прям страдаем отэтого, такого тоже нет. Это нормальный процесс.

И.Метшин: Мызанимаем 3-е место вРоссии поколичеству побед вшкольных Олимпиадах

А.Венедиктов― Ну, хорошо, ав Москву? Ав Питер? Ну, внутри?

И.Метшин― Нет.

А.Венедиктов― Нет? Почти нет?

И.Метшин― Ну, вМоскву, если выимеете ввиду Марата Шакирзяновича Хуснуллина, томы, конечно… Это вице-мэр инаш большой друг.

А.Венедиктов― Вернуть?

И.Метшин― Нет, посмотрите, как они прекрасно работают. Когда явам говорю про то, какая Москва, возьмем там 10 лет назад – приезжали, мыстояли впробках. Асегодня мыможем проехать, мысегодня видим, как этот проблемный вопрос, который казался неразрешимым, издесь они нашли решение. Поэтому привет ему.

А.Венедиктов― Япередам.

И.Метшин― Ибольшой респект.

А.Венедиктов― Яеще имел ввиду, что люди уезжают наобучение. Они возвращаются?

И.Метшин― Вызнаете, очень просто. Вот, 10 лет назад, понимая, что сархитектурой что-то нужно сделать, яучредил грант мэра пообучению наших старшекурсников, которые показали свои выдающиеся знания вАрхитектурной Академии, внашем КГАСУ, наобучение влучшие вузы Европы – Италия, там часть Англия, Франция, Испания, Швейцария. Имы каждый год отсылали 10 лучших специалистов.

Изпервых приехали сначала двое. Извторого там один. Все они остались. Ноя вам хочу сказать, допустим, уже вотсейчас пошел обратный… Они набрались опыта, они поработали влучших архитектурных бюро…

А.Венедиктов― Это те, которые ушли первые?

И.Метшин― Да, да. И, например, сейчас зам главного архитектора нашего города Тимур – онкак раз, вот, тапервая ласточка. Онпоработал вИталии, онпоработал вАнглии, онпоработал вГермании, ивотвернулся кнам, сейчас работает зам главного архитектора сприцелом нато, что возглавит главным архитектором вбудущем нашей Казани. Поэтому уезжать – это нормально. Они ведут снами бизнес, они влюбом случае нетеряют взаимоотношения сродителями, они привозят какие-то новые идеи, привозят инвесторов, проекты. Поэтому это нормально. Чем больше будет наших запределами, тем крепче будут наши связи спартнерами. Янормально кэтому отношусь.

А.Венедиктов― Ильсур Метшин, руководитель имэр Казани. Авотвопрос опробках. Как выотноситесь кплатным парковкам?

И.Метшин― Вызнаете…

А.Венедиктов― Что вКазани сэтим вообще?

И.Метшин― Мывслед заМосквой переняли этот опыт.

А.Венедиктов― Тоесть недо, апосле?

И.Метшин― Мыпосле. Испасибо им– они пошли влокомотиве, подсказали нам теошибки, которые недопустить. Мыподготовили иобщественное мнение. Когда люди услышали, что это витоге для того жедвижения общественного транспорта, для очистки улиц взимнее время, для того, чтобы какие-то хамы неставили… Тоесть нас услышали, исегодня это работает погороду, мыимеем 1750 пока мест.

А.Венедиктов― Платных?

И.Метшин― Платных мест. Итам пропускная способность увеличилась от14 до18 процентов. Тоесть всё цифры.

Алюди… Если яраньше ниприпарковаться немог, ниподъехать толком немог, тосейчас вижу, что это благо, иуже наследующих улицах нам это вводить гораздо легче.

А.Венедиктов― Тоесть выбудете продолжать?

И.Метшин― Мыбудем продолжать.

А.Венедиктов― Вэтой связи общественный транспорт. Вот, как вам видится город: все-таки, ставка наобщественный транспорт или наличный автомобиль?

И.Метшин― Только наобщественный. Только наобщественный транспорт.

А.Венедиктов― Почему тольконаобщественный?

И.Метшин― Ая завтрашний имею ввиду.

А.Венедиктов― Да-да, конечно, мыговорим про будущее. Конечно.

И.Метшин― Мыговорим про завтрашний день. Уменя 300 тысяч автомобилей, имы прирастаем там по40 тысяч новых автомобилей. Опять-таки, нетольковрождаемости мылидируем, нои вприобретении новых авто тоже Казань, ксчастью или ксожалению, лидирует. Ксчастью – это мыставим наших горожан, ак сожалению – потому что дорог новых столькомыне можем строить.

Поэтому назавтрашний день эта мода должна пройти, когда каждый студент едет налекцию насвоем авто один спустым салоном. Нодля этого мыдолжны представить такой уровень обслуживания общественного транспорта, такую системность икачество, чтобы был выбор – ехать иплатить запарковку где-то или ямогу спокойно сесть вкомфортабельный автобус летом скондиционированием, азимой втепле, втроллейбус, станцию метро ипройти для здоровья, да, остановки 5-7 минут, иот этой остановки довуза или доместа работы столькоже.

А.Венедиктов― Платный въезд нанекоторые улицы или вцентр?

И.Метшин― Ну, без этого… Чем больше будет автомобильной… Ну, Казань сэтим пока…

А.Венедиктов― Ну, пока, да.

И.Метшин― ...в ближайшие 10 лет нестолкнется.

А.Венедиктов― Новы жевперед думаете, да? Как? Как воздействовать наобщественный транспорт?

И.Метшин― Ядумаю, что это пересадочные узлы, ноэто нераньше, чем через 25 лет такое время для Казани настанет. Ав Москве это надо вводить.

И.Метшин: Указанцев сошел налет провинциальности

А.Венедиктов― Потому что?

И.Метшин― Ну, потому что количество автотранспорта вМоскве – это запредельное. Ия думаю, что просто политическая воля нужна поддержать этот законопроект исделать. Номне легко говорить – яв Казани.

А.Венедиктов― Ну, япоэтому вас испрашиваю. Атем, кто там, они неговорят, потому что пока нет решения.

И.Метшин― Да, это тяжело.

А.Венедиктов― Тоесть мэр Собянин считает, что платного въезда вцентр пока допускать нельзя. Пока.

И.Метшин― Ну, мы…

А.Венедиктов― Слово «пока» здесь важное.

И.Метшин― Нет, ноя думаю, что всегда градоначальнику наместе виднее. Будет некорректным мне запроблемой…

А.Венедиктов― Ая непрошу вас – яговорил оКазани, насамом деле.

И.Метшин― Да-да. Для Казани – нет. Нона ваш вопрос, Алексей, общественный транспорт – это обязательно нужно делать. Иего выделенные полосы для автобусов (то, что мысейчас делаем), комфортабельные… Унас один изсамых новых парков общественного транспорта поРоссии. Тоесть мытолькозапоследние 4 года закупили там 620 новых автобусов, 200 новых троллейбусов, 40 новых трамваев. Ну, постоянно обновляем, это очень важно. Нуи количество маршрутов, ихкачество, частота движения – всё это должно. Мир это придумал. Это немои какие-то, там, ятам проснулся: «А давай-ка это сделаем». Это то, что мыизучаем вдругих городах, которые сэтими проблемами уже столкнулись иони ихрешили. Поэтому…

А.Венедиктов― Нуда. Вызнаете, япросто пропустил одну тему. Говорили про архитектуру. Исейчас очень много спорят про многоэтажность инемногоэтажность ис исторической точки зрения, ис точечной застройки, ипро новые кварталы, что, вот, люди должны жить либо виндивидуальных домах, если есть возможность, либо вмногоквартирных домах. Вот, вымногоквартирник или индивидуальник? Для Казани.

И.Метшин― Нет, конечно же, есть места, где исогласно Генплану, исогласно логике, разуму (а Генплан, все-таки, разумные илогичные люди, профессионалы принимали, исейчас над новым Генпланом работают), есть места, где многоэтажки должны быть. Нов целом человек почему поземле ходит, ане внебе летает? Потому что его ближе кземле тянет. Иболее комфортно, конечно, жить втех домах, которые невысокие. Энергетика другая. Ну, представьте там, 50-этажка. Даже если это там лифты хорошо работают ивсё остальное, ипаркинг есть, но…

Должно быть ито, ито всовременном городе. Онтолько, там, низкоэтажный быть неможет, ровно как и, недай бог, жить вмикрорайоне одних небоскребов. Поэтому…

А.Венедиктов― Ну, вот, увас мывидим извашего кабинета исторический центр, да? Все-таки, здесь яне вижу высоких домов. Иотсюда ихне видно.

И.Метшин― Ну…

А.Венедиктов― Где-то они есть, наверное, да?

И.Метшин― Это говорит отом, что несамые плохие люди работали, видимо, главными архитекторами нашего города. Иво-вторых, ипервый президент Минтимер Шарипович Шаймиев, идо него первые секретари Обкомов партии (а архитектура – это всегда была вотчина первых лиц иреспублики, игорода), инынешний президент огромное внимание уделяет архитектуре, завтрашнему дню.

Дорогу можно переделать, туже развязку, вконце концов, можно снести иновую построить. Ато, что мыстроим дома, какие-то объекты, сооружения, это навека. Поэтому нужно, строя иразрешая это, соразмерно понимать ответственность.

А.Венедиктов― Последний вопрос. Вот, япредставляю себе, что третий мандат президента Путина (итог), который сейчас заканчивается, это Крым. Ну, вот, Крым – главное. Что главное за10 лет вашего мэрства? Вот, выприходите иговорите: «Я это сделал». Высказали это жене, высказали это детям: «Я это уже сделал». Это первая часть вопроса, апотом будет вторая. «Вот, ясделал, это яоставил».

И.Метшин― Ну, ябы про себя «я» неговорил. Моя команда.

А.Венедиктов― Нет, похвалитесь, пожалуйста.

И.Метшин― Ну, вызнаете, явообще скромностью нестрадаю, поэтому…

А.Венедиктов― Вот поэтому давайте… Ятоже. Поэтому давайте.

И.Метшин― Ясказал бы, мыи наша команда, все-таки, несмотря нато, что втысячелетие это был проект российского уровня…

А.Венедиктов― Федерального выимеете ввиду?

И.Метшин― Федерального. Точерез 10 лет оКазани узнали вмире, благодаря этим масштабным проектам как Универсиада, Чемпионат мира поводным видам спорта ипредстоящий Чемпионат мира пофутболу.

А.Венедиктов― То, что Kazan.

И.Метшин― Kazan итак далее. Иу нас, указанцев сошел налет провинциальности. Вот это люди, приезжая сюда совсего мира, чувствуют себя всовременном мировом городе.

Вытолькочто вернулись слекциями, ивы мне (спасибо) сделали комплимент, какие унас умнички студенты.

А.Венедиктов― Да.

И.Метшин― Аэто показатель столичности. Умные дети, умные студенты, они чувствуют себя наравне смировой молодежью ив знаниях, ив возможностях (что важно), ив завтрашнем дне. И, вот, для меня это самое большое достижение.

А.Венедиктов― Эх, сорвал последний вопрос Ильсур Метшин, мэр Казани. Спасибо большое.

И.Метшин― Спасибо, Алексей.


Оригинал

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта