Ксения Собчак. Как поссорился Владимир Владимирович с Полиграфом Полиграфовичем.

Блоги 4 ноября 2016 5142 0

Прошедшая неделя ознаменовалась оживленной перепиской персонажей, которые вобычной жизни нечасто общаются друг сдругом: вней участвовали режиссеры, байкеры ипресс-секретарь президента РФ. Незнаю, как увас, ау меня эта переписка вызвала тревожные мысли отом, что происходит встране.

Итак, Константин Райкин внезапно выступает скритикой власти. Что ж, такое бывало ираньше — уже непервый раз известный италантливый человек совершает своего рода либерально-демократический каминг-аут. Так поступали многие, отАкунина доПарфенова. Чуть любопытнее ответный комментарий Пескова: все жене навсе такие каминг-ауты власть считала нужным реагировать.

Азатем начинается нечто необычное. Сдежурным наездом наРайкина выступает Хирург-Залдостанов, иПесков вновь комментирует: надо быбайкеру извиниться перед уважаемым человеком — аХирург наотрез отказывается. Затем Андрей Звягинцев пишет свое блистательноеписьмо. Песков итут неостанавливается — отвечает втом духе, что Звягинцев вовсем прав ибольшой молодец, аон, пресс-секретарь президента, вообще вырос наего фильмах, как всякий интеллигентный человек.

Наконец, последнее действие: уже неЗалдостанов, амало кому известный вне байкерских кругов екатеринбуржец Кайгородов заявляет, что хоть Путина онуважает, ноПесков ему неуказ, потому что дети пресс-секретаря живут заграницей, аэто верный признак пятой колонны. Тут, кажется, упресс-секретарялопнуло терпение: «Дискуссия закончена», — отрубает онв сердцах.

Странно вовсем этом вотчто: приветливый тон власти вобщении стеми, кого еще недавно было принято упоминать смаленькой буквы иво множественном числе — совсеми этими райкиными, звягинцевыми, быковыми дамакаревичами. И, поконтрасту, неожиданный холод вдиалоге сверными сторонниками, будто уже ине свои.

Оптимисту вэтом сюжете могут дажепомерещиться признаки оттепели. Номеня одолевает тревога. Попробую объяснить почему.

Режим, который установился вРоссии вначале 2000-х годов, по-научному называется «элитарной автократией» (вотмне наконец ипригодились знания, полученные налекциях пополитологии вМГИМО). Вэтой конструкции авторитарное государство вместе сэлитами — экономической, интеллектуальной, творческой — противостояли дремучему идикому народу нашей страны. Таково было наследие ельцинской эпохи: вся либеральная общественность, интеллигенция, все думающие люди 1990-х, перейдя вследующее десятилетие, автоматически стали элитой путинской эры, жирной эпохи гламура и«большого стиля». Владимир Путин всегда был авторитарным правителем, нотем неменее онбыл приемлемым для интеллигенции идаже, непобоюсь этого слова, модным, поскольку все понимали: наконфигурацию элит новая власть непосягает.

События наБолотной ознаменовали вовсе непереход отавтократии кдиктатуре: никакой диктатуры унас, конечно, ив помине нет. Автократия автократией иосталась. В2012 году произошло другое: Путин смертельно обиделся натех, кто его, как ему казалось, кинул. Ичувства президента можно понять: власть вас холила илелеяла, Сурков вам свои стихи читал, асвобода слова хоть изажималась, нопри этом Парфенов делал фильмы наПервом канале, аАкунин выпускал Фандорина. Авы вместо благодарности чуть неиспортили инаугурацию! Нехотите быть свластью — оставайтесь свашим народом. Икогда народ, услышав слово «саморефлексия», будет вас заэто слово бить повашим «хорошим лицам», власть завас незаступится.

Другими словами, власть вполне сознательно перешла надругую сторону улицы — отэлитарной автократии кпопулистской, отопоры наинтеллигенцию копоре наплебс. Власть сделала это очень наглядно идемонстративно, чтобы все немедленно это почувствовали. Разговоры про «норковую революцию», заигрывание с«Уралвагонзаводом» изнаменитая реплика Владимира Владимировича на«Прямой линии» — «Вы подвиньтесь, дайте спростыми людьми поговорить» — других целей ине преследовали.

Казалось бы, сточки зрения тактики этот выбор власти был вполне рациональным идал свои результаты: Крым наш, огромные рейтинги, майки спатриотическими принтами. Ното, что произошло дальше, подтверждает догадки некоторых аналитиков: Путин блестящий тактик, носо стратегией дела обстоят вовсе нетак радужно.

Оказалось, плебс неочень понял предложенную ему вэтой истории роль. Излитературы мызнаем, что Шариковы, начав с12 кв. м, склонны поглощать все пространство ивыходить из-под контроля собственных создателей. Нелегко договориться сними отом, чтобы они неперегибали, незарывались, адресно иточечно выполняя свою роль дремучего мужика. Осознав этот факт, вся вертикаль власти вплоть доВладимира Владимировича Путина, яуверена, схватилась заголову.

Вертикаль можно понять: израсследований Навального мыпримерно представляем себе, насколько эти люди поднаторели вl'art devivre: уних красивые дизайнерские дома, хорошее вино настоле, дети вГарварде иОруэлл накнижной полке. Разумеется, имгораздо интереснее общаться соЗвягинцевым, Парфеновым иАкуниным, чем сХирургом или Викой Цыгановой. Ина свою свадьбу Песков зовет вовсе неХирурга, апредставителей творческой интеллигенции изтех, кто все еще может туда прийти сточки зрения рукопожатности.

НоШариковы начали действовать самостоятельно иэтим создают президенту бесконечный фейспалм. Разумеется, его неможет нераздражать неиссякающий поток треша, начиная отсуда над бесланскими вдовами изаканчивая «Офицерами России», которые приходят навыставки сосвоей мочой. Ему, человеку здравомыслящему, совсем нехочется под этим подписываться ииметь таких сторонников. Адругих теперь уже непредусмотрено.

Если выобратили внимание, Владимир Владимирович ираньше чувствовал себя довольно неловко вроли популистского лидера: похарактеру онсовсем неЖириновский иникогда несможет переступить тугрань, закоторой можно уже гнать отвольного, отдуши, ничего нестесняясь, абсолютно растворяясь всвоей роли. Ему это всегда давалось тяжело, получалось неорганично. Иконечно, онощущает серьезный дискомфорт, оставшись наедине сэтими Шариковыми, которые становятся все глупее инаглее, продолжая рождать новые, уже давно ненужные власти смыслы.

Как власти вырваться изэтой ситуации, совершенно непонятно. Если сделать демонстративные шаги навстречу интеллигенции — кпримеру, уволить злополучного Мединского, — «Уралвагонзавод» может решить, что его кинули: уних там сейчас, как ивезде, неочень хорошо сденьгами, икто знает, счего имвздумается взяться завилы. Аинтеллигенция после четырех лет травли тоже еще нефакт, что бросится квласти нашею после двух-трех ритуальных поклонов. Вот иостается пресс-секретарю давать реплики направо иналево, незаметно подмигивая одним иподпуская холода вразговоре сдругими. Датольков2016 году низарвавшийся Шариков, нипокусанные имграждане уже несклонны считывать такие тонкости.

Все-такиудивительно, как почтисто лет назад Булгаков предсказал эту коллизию вистории профессора Преображенского: жил себе человек вКалабуховском доме среди близких людей илюбимых книг, давдруг обнаружил всвоей квартире персонажа, которого раньше ина порог быне пустил. Ичто самое жуткое, онже сам своими руками сделал его изсобаки. Булгаковскому герою удалось, если помните, отыграть назад, вовремя дав заведующему подотделом очистки наркоз. Нов жизни, вотличие откниг, такие истории невсегда заканчиваются хорошо.

Источник

Комментарии (0)

Создание и продвижение сайта