Бакатин своего времени

17.04.17
Деловая Вятка
общественно-политический журнал

В области - новый губернатор. Постигая Вятку, самобытный вятский характер, особенности людей и края, местные историю, обычаи и традиции, Игорь Васильев не ёрничает по поводу природной вятской ущербности, а вдумчиво, шаг за шагом, вникает в существо проблем, доставшихся в наследство. Кто-то уже поспешил окрестить его Бакатиным нашего времени. Впрочем, про Бакатина сегодня на Вятке вспоминают редко. Значит, есть повод напомнить о нём. «Деловая Вятка» предоставляет слово журналисту Василию Смирнову, работавшему во времена Бакатина редактором популярной в Кирове областной молодежной газеты «Комсомольское племя».

Текст // Василий СМИРНОВ

ИЗ БИОГРАФИИ В.В.БАКАТИНА. Родился 6 ноября 1937 года в Кемеровской области. По профессии строитель. В 1985-1987 г. - первый секретарь Кировского обкома КПСС. В 1987-1988 г. - первый секретарь Кемеровского обкома КПСС. Министр внутренних дел СССР (1988-1990), последний председатель Комитета государственной безопасности СССР (август-декабрь 1991), первый и последний руководитель Межреспубликанской службы безопасности СССР (ноябрь 1991-январь 1992). Член ЦК КПСС (1986-1991), депутат Верховного Совета СССР (1986-1989), член Совета Безопасности при Президенте СССР ( март-декабрь 1991). Кандидат в Президенты РСФСР (1991). Награжден орденами Ленина и «Знак Почёта» . Имеет двоих сыновей. Внук – Вадим - член юношеской сборной России по футболу. Автор нескольких книг. Живёт в Москве.

Вадим Бакатин. Сегодня, спустя более четверти века после события, возьму на себя смелость утверждать, что появление в марте 1985 года на политической арене Вятки этого 48-летнего человека не только разбудило местную партноменклатуру, привыкшую к спокойному, размеренному ритму, но и реально привело в движение экономику и общественную жизнь области.
Хорошо помню пленум обкома КПСС, на котором принимали отставку 70-летнего Ивана Беспалова (14 лет из них он возглавлял Кировский обком) и утверждали Бакатина в качестве преемника. Уроженец Кузбасса, профессиональный строитель, в недалеком прошлом – секретарь Кемеровского обкома партии, он обращал на себя внимание не только относительной молодостью.
Бакатин не был похож на партийного функционера в привычном понимании этого слова. Первое впечатление - голливудский красавчик. Высокий, стройный, знающий себе цену, он держался независимо и даже слегка вальяжно. Всматриваясь в переполненный зал, будто искал глазами и не находил знакомые лица. Зал в свою очередь пытливо изучал новичка, очки которого долго искали себе место, блуждая с переносицы в руки и обратно (защитная реакция, выдающая волнение?). Подкупал хорошо поставленный голос - энергичный, уверенный. А вот слова… Слова, наверно, обязательные для подобных форумов, постепенно возвращали меня и других наивных мечтателей к пониманию, что на трибуне вовсе не Ален Делон, а лишь похожий на него партийный функционер: «Позвольте поблагодарить за оказанное доверие и выразить твердую уверенность», «партийная организация будет делать все, чтобы решения партии настойчиво проводить в жизнь» и т.п. (Позже Бакатин самокритично назовет свою речь при вступлении в должность «пустой»). И все же впечатление осталось приятное. Чувствовались в новом Первом и ум, и интеллигентность, и умение расположить к себе.
Слова остались в стенограмме пленума, и о них скоро все забыли. Началась работа, в которую он втянулся, засучив рукава, - ежедневная, серьёзная, со стороны, наверно, малозаметная, без выходных и отпусков.

* * *

Если спросить кировчан, помнящих то время, с чем ассоциируется у них фамилия Бакатин, то, без сомнения, большинство ответит: «Со строительством дорог».
Проблема лежала на поверхности. Отправился Бакатин на следующий день после конференции в Тужинский район – познакомиться с работой райкома партии – единственного в области, которым руководила женщина . Лидия Васильевна Хорошавина жила в 15 км от райцентра - селе Ныр. Грязюка непролазная. Даже на вездеходе с трудом попал Бакатин в село.
В те дни на орбите работал космический экипаж, бортинженером которого был вятский уроженец Виктор Савиных. «Комсомольское племя», прознав про предстоящий старт земляка, направило в оричевскую деревню Берёзкины, где жила мать космонавта Ольга Павловна, корреспондента. Оперативно вышел материал. Через день узнаю, что проведать мать космонавта в Березкины отправились руководители области - Бакатин и председатель облисполкома Н.И. Паузин.
Вадим Викторович потом вспоминал: кончился асфальт – «Волга» встала. Пересели на «Урал» -трехостный вездеход. Добирались по глубокой колее, но даже такая машина то и дело садилась на брюхо. За полкилометра до деревни водитель сказал, что дальше «болотище» и лучше идти пешком . В итоге влезли в сапоги-болотники и – вперед. Вездеход потом вытаскивали лебёдкой.
«Стал я разбираться с дорогами. Прав ли Михаил Евграфович (Салтыков-Щедрин – В.С.), что на Вятке они кончаются? Оказывается, прав. На автомобиле из Москвы в Киров можно добраться только зимой, да и то без гарантии. Летом, в дождь, а весной и осенью в любую погоду не проедешь. Разрыв между Шахуньей и Кикнуром - 37 километров бездорожья. Чуть ли не со сталинских пятилеток участок каждый год считался пусковым, но дело не двигалось. Первого мая после демонстрации сел я на двукрылый самолётик сельхозавиации и полетел с дорожниками смотреть этот участок. В лесу – десятки километров глины и грязи, запресованные, как танками на Курской дуге, увязшими большегрузными автомашинами. Строители, конечно, ничего не строят. Утром, как опохмелятся, заводят трактора-бульдозеры и начинают за бутылку или пятерку волочить автомашины до края асфальта. И так каждый день вторую пятилетку…» (Из воспоминаний В.В. Бакатина).
Строительство этой дороги стало поистине стройкой года и делом чести Бакатина. Сюда были брошены большие силы и средства. Ход строительства всё время был на контроле и под прицелом у Первого. Какого напряжения, какой концентрации ресурсов – физических и моральных - потребовала стройка от всех, приходится только догадываться. Осенью по новой трассе пошли первые машины. Народ шутил: на 68-м году советской власти Вятка наконец-то «воссоединилась с Москвой».

* * *

Вряд ли смогу объективно оценить всю деятельность Вадима Викторовича в Кировской области, но с тем, что это были два очень продуктивных года его биографии, думаю, согласятся многие кировчане.
Был у меня в ту пору «подопечный» - герой моего газетного очерка фронтовик Иван Леонович Сальченко. Он- пограничник, в числе первых защитников вступивший в бой 22 июня 1941 года, Не уберегся солдат от вражеской пули - был ранен в ногу, а потом, зимой, застудил ее, когда воевал снайпером. Тогда по молодости и неопытности не позаботился пограничник, чтобы на справке о ранении стояла печать: ну нет её и нет, эка проблема. Не думал он, что когда-нибудь эта справка вообще понадобится, сохранил, чтобы деткам показать, что был ранен уже на 17-й день войны.
Но пришел с фронта – разболелась нога, пришлось ее ампутировать. Врачи сразу сказали: не будь ранения – нога цела бы осталась. Вывели Ивана Леоновича на группу инвалидности. Дали вторую, по труду. Он недоумевал: почему инвалидность считается трудовой, ведь ранение же было! А чиновники от соцобеспечения отвечают: может, и было, но на справке нужна печать. А раз ее нет – то связать инвалидность с войной не имеем права.
Где ее, ту печать искать? Обратился Сальченко к нам в газету - помогите восстановить справедливость. Письма писали мы с ним вместе. И в архивы, и в государственные органы, и в газету «Правда» , но письма переадресовывались, а ответы приходии всё из того же кировского облсобеса. Ответы под копирку: «Из-за прошествия длительного времени нет возможности установить, явилась ли операция по ампутации ноги тов. Савльченко следствием полученного ранения во время Великой Отечественной войны».
Когда в область приехал Бакатин, у Ивана Леоновича затеплилась надежда. Я помог ему записаться на прием, посоветовал прихватить с собой мою публикацию «Жизнь заново» с описанием и боевых подвигов фронтовика, и его мытарств.
Через пару недель мне снова позвонил Сальченко и, чуть не плача от счастья, рассказал, как полчаса назад к нему домой приезжал начальник областного управления соцобеспечения и, извиняясь за доставленную нервотрёпку, вручил удостоверение инвалида войны и букет цветов.
Позже Иван Леонович поделился со мной подробностями своего похода к Бакатину. Тот внимательно прочитал публикацию и вызвал двух начальников – как выяснилось, управления соцобеспечения и облздравотдела. Когда те вошли в кабинет, спросил, знают ли они этого человека – Бакатин кивнул в сторону Сальченко. Оба сказали, что знают - дескать, пишет письма, не дает работать. Ему, мол, не раз и обстоятельно объясняли, что справка без печати – не документ… Теперь вот, мол, и вас от дел отрывает...
И тут, по словам моего «подопечного», Бакатина просто взорвало:
- Вы разве не видите, что человек на костылях?! Вам какая еще справка нужна?... В общем, поручаю вернуться к этому человеку и этой проблеме. Поднимите историю болезни, проведите объективное медицинское заключение и поставьте наконец точку в этом вопросе. Два дня вам на это хватит?
Не знаю, для кого как, а для меня этот случай стал красноречивым примером, если хотите, поступком представителя власти. Именно тогда впервые подумал, что, наверно, замышляя перестройку, ее инициаторы как раз и имели в виду конкретные шаги и действия, после которых люди будут жить лучше.

* * *

Не все поступки Бакатина были понятны окружающим. Иногда они казались несерьёзными, граничащими с ребячеством. Например, однажды мне позвонил помощник секретаря и, ссылаясь на Вадима Викторовича, попросил направить на денёк в распоряжение обкома фотокорреспондента Сергея Дубровина. Дескать, пусть поездит по городу, пофотографирует местные достопримечательности...
Возвращается Сергей - интересуюсь , какие-такие «достопримечательности» снимал. А он смеется:
- Покосившиеся деревянные дома-холупы, разбитые мостовые и ямы на улицах, стены зданий с обвалившейся штукатуркой... - словом, городской бардак. Сказали, что Бакатин поручил альбом для Москвы изготовить, чтобы показать ответственным людям. Мол, посмотрите, куда вы меня работать направили.
Бакатин смекнул: в преддверии 100-летия со дня рождения пламенного революционера, чьим именем назван город, Сергея Мироновича Кирова, этот альбом (ну, не было тогда Интернета!) может произвести на товарищей из ЦК нужное впечатление. И оказался прав – на приведение областного центра в порядок к юбилею «любимца партии» Москва срочно выделила средства.
И еще один эпизод. Бакатин изъявил желание поприсутствовать на заседании бюро обкома комсомола. Среди прочих в повестке дня был вопрос о нарушении финансовой дисциплины и деловой этики первым секретарем райкома комсомола одного из районов области. Руководитель районной комсомолии купил себе в кабинет без согласования с вышестоящей организацией дорогую мебель, холодильник, микроволновку и музыкальный центр, потратив бюджетные деньги, предназначенные на другие цели.
Обсуждение было бурным. Зная о крутом характере Бакатина, который любил во всем порядок и был принципиально строг в суждениях, члены бюро, не скупясь в выражениях, обвиняли своего товарища в расточительстве и барстве.
Вадим Викторович наблюдал за всем со стороны, время от времени что-то записывая в блокнот, а в конце обсуждения неожиданно встал на защиту обвиняемого:
- Давайте не будем горячиться. «Снять с должности», «исключить из комсомола» - по-моему, это слишком сурово. Давайте посмотрим, как пойдёт работа в райкоме дальше и помогает холодильник секретарю руководить организацией или мешает...
Отделался комсомольский лидер выговором. Спасибо Бакатину!

* * *

Нас, журналистов, подкупало то, что Бакатин был открыт для прессы. С ним без проблем можно было договориться об интервью. По его инициативе в Кирове стали проводиться встречи с главными редакторами кировских СМИ, которые подробно освещало телевидение. Он нередко ходил по городу пешком и мог без предупреждения заглянуть на несколько минут в редакцию, музей или мастерскую художника. Так было однажды, когда он заглянул в «Комсомольское племя», интересуясь бывшим губернаторским домом на улице Маркса, 84, в котором располагалась редакция. Интересовался зданием, а поговорили о редакционных делах.
Лично я благодарен Бакатину за то, что убедил меня получить второе высшее образование в Академии общественных наук (АОН). Мне казалось, что факультета журналистики МГУ, который был уже за плечами, вполне достаточно, и отвлечение на два года от живой журналистской работы может пагубно сказаться на дальнейшем творчестве. Но Бакатин, сам окончивший АОН незадолго до приезда в Киров, тогда сказал, что базовое образование - это только базовое, и для того, чтобы ориентироваться в новых реалиях жизни, его уже недостаточно.
- Ты еще раздумывал!? – недоумевал по этому поводу коллега, известный журналист Ярослав Голованов. – Будь мне такое предложение от первого лица области, я бы из Вятки в Москву пешком ушел.

* * *

Случались и комичные ситуации. Вадим Викторович на рабочем месте засиживался допоздна, а порой и вовсе уходил из обкома за полночь. На вечернее и ночное время в приемную первого секретаря сажали дежурного – как правило, из работников аппарата (инструктора или завотделом). Дежурному поручалось отвечать на телефонные звонки, занося каждый из них в специальный журнал. И ещё он должен был оперативно реагировать на сообщения, особенно – на сигналы о происшествиях.
Однажды, когда дежурство выпало на долю нового сотрудника, Бакатин засиделся в кабинете дольше обычного. Было темно, телефон молчал, и дежурный решил прилечь. Достал припасённую на ночь раскладушку, разделся и чуть было не устроился спать. И в этот момент скрипнула дверь и на пороге появился Вадим Викторович .
Говорят, ночное видение полуголого мужчины в самом сердце обкома - приемной первого секретаря (и одновременно члена ЦК КПСС) произвело на Бакатина сильное впечатление. Такое сильное, что очевидцы не могут даже припомнить, на какую работу был переведен незадачливый дежурный. Утверждают одно: никаких раскладушек в приемной больше не видели. По крайней мере, до той поры, пока Бакатина не перевели назад, в Кемерово. Случилось это в 1987 году, и в вятском партийном ведомстве жизнь вернулась в спокойное полусонное русло.

* * *

При Бакатине

В областном центре при Бакатине и его непосредственном участии появились новое здание Художественного музея, цех по производству своего, вятского, мороженого, каток с искусственным льдом... Несколько десятков спортивных залов открылись на селе.
* * *

Бакатин о вятских

«Меня до глубины души тронуло это вятское простодушие, терпение, спокойствие. Люблю я своих земляков-сибиряков, но, надо откровенно сказать, вятичи проще, не избалованы, и в грудь себя не бьют, больше надеются на себя, чем на власть. Они – непритязательны, привычны к суровой жизни, их трудно раскачать, но если уж начинают, то делают основательно. Позже иногда случалось мне сдерживать: «Давайте попроще. Поэкономичнее», но в ответ всегда слышал вятское: «Делать – так делать!»
(Из книги «Дорога в прошедшем времени»).

* * *
Фольклор по поводу

Армянское радио спрашивают: «Может ли обком отдохнуть по одной путевке?». Радио подумало и отвечает: «Может. Если путевку дать Бакатину».
(Вятский анекдот времен Бакатина).
Лучше умереть от никотина, чем от Ба-ка-тина. (Поговорка, рожденная курильщиками в недрах Кировского обкома).

Оригинал

Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Комментарии отсутствуют
Пожалуйста ответьте на вопрос, который Вы видите на картинке.