Магнитофон

10.10.15
Ян Чеботарев
юрист

Все-таки хорошие люди в Кировской таможне работали. 
Да и работают еще, думаю. 
На чужую беду всегда откликались и сухие приказы всегда живым смыслом наполняли.
И человеку всегда помочь могли.
Вот, например, случай был, с почтой. 
Работает себе «Почта России», письма, посылочки людям доставляет и на адресок отправителя всегда внимательно так посматривает. Ежели адрес заграничный, посылочку сразу нам. Это сейчас специальные почтовые таможни есть. В Москве, Питере, да Свердловске. Раньше просто было. Посылка в Киров? Вот, значит, мы ей и занимаемся в Кирове, в Кировской таможне.

Нет, письмами не занимались мы, только посылками и бандерольками. Посылочку нам доставляли, а письмецо или открыточку – соседнему ведомству. Мы содержимое посылки смотрим, а соседи – на содержание. Вот такая вот служба была.
Ладно, отвлекся.

И вот, ежели посылка идет от гражданина иностранного гражданину нашему, ну там какой-нибудь их Джон нашему Ивану какой презент шлет, еще ничего, вроде как допускается, а вот если какая фирма коммерческая нашему лаптю Вятскому, какую вещицу выслать захочет - будь любезен, оформляй, как положено. А это, я вам скажу, удовольствие было слабое. Да и дорогое. Да и долгое.

В один из летних дней привозят нам в таможню посылищу из самой Германии от фирмы «Симменс» на имя нашего согражданина Василия Васильевича Пупкина.
Имя и фамилию, сразу говорю, изменил. И для приватности, чтобы персональные данные не разгласить, а еще вернее потому как забыл. Да.

Мы, конечно посылочку бдительно вскрыли, а там вещь интересная. Пять маленьких таких магнитофончиков и к каждому ручка присобачена, как у швейной машинки «Зингер». И целая куча кассет магнитофонных. Штук пятьсот. Это давно все было, тогда еще CD – дисков и флешек не придумали.
Короче – «Коммерческая партия». 
Это тоже хитрое таможенное понятие, означающее, что самому, одному, такое количество никуда не влезет, пять тулупов не наденешь, и пять магнитофонов не послушаешь. Сразу. Значит – на продажу. Значит – плати, гад – коммерсант, паук-кровопийца, пошлину. 
И еще хитринка была, приходила человеку по почте бумажка серенькая, гаденькая и жесткая на ощупь, дескать, пришла ему посылка, но мы ее не дадим, пока сам за ней не явишься в таможню. И давалось человеку для явки и оформления посылки всего пять дней. Чтоб, значит, все бумаги выправить.
Это как с почтальоном Печкиным в Простоквашино. Он там тоже так делал. Доставлять – доставлял, но без документов - не отдавал. Таможенник, наверное, по совместительству.
Вот посмотрели мы посылку, бумагу составили, Пупкину на адрес отправили, а посылку на шкаф забросили.
Ждем. 
День прошел, два прошли, неделя – нет Пупкина.
Непорядок. Нарушение таможенных правил налицо. Статья жуткая «Недекларирование товара перемещаемого через таможенную границу». Статья 279 ТК РФ, как счаз помню. Штраф до 300% от стоимости с конфискацией.
Так. Шлеп-шлеп, протокол, все бумаги в папку, на папку грозную надпись: «Дело о нарушении таможенных правил», с номером и «Лицо привлекаемое к ответственности – Пупкин В.В.».
Я тогда уже в отделе «НТП» работал, что означает «Отдел нарушений таможенных правил». Дело это мне Палыч Перваков расписал. Поручил сиречь. 
Плевое дело. Надо-то было всего: Пупкина отыскать, опросить, записать обычное «Забыл, не знал, признаю, раскаиваюсь», проект постановления замначальника таможни подготовить и все. Вот тебе Пупкин штраФ с конфискацией. 
Там на почтовых бумагах стоимость то товара была ой и немалая. Государству –выгода. Нам, службе – спасибо!
Вот. Вроде просто все.
И поехал я этого Пупкина искать. Не сразу конечно. Сначала ему повестку выслал. Потом – вторую. Не идет.
Уж совсем собирался постановление в отсутствие его выносить, но конфискацию тогда заочно запретили назначать, пришлось ехать на розыски.
Приехал, куда-то на окраину, на Филейку. Еле нашел дом, поднялся, этаж третий-четвертый.
Звоню.
Слышу «Шлеп, шлеп, шлеп». 
-Ага,- думаю,- идет!
Подходит, спрашивает: «Кто?».
Ну, мы всегда милицией представлялись. Для понятности.
Открывает и я ему корку сую.
А он на меня глазами хлопает, хлоп-хлоп.
- Слепой я, сынок, - говорит.
Вот тут-то мне и приплохело. 
Реально. Зашел я, представился, дело ему объяснил.
- Чего, - спрашиваю, - за странную фигню тебе, дед, прислали?
Оказывается Кировское общество слепых, обратилось за помощью к немцам, а те, не придумали ничего лучше, как эти балалайки ветеранам нашим прислать. 
Это оказывается магнитофон с ручным приводом, как фонарик. Ручку крутишь – он и играет. А кассета – это аудиокниги на русском языке.
Вот тут вся таможня на зады и села, разом. 
Нифига себе, чуть увечных ветеранов не обидели, ни за что, ни про что, на ровном, так сказать, месте. 
Судьба. Повезло. И ему, и нам, точно говорю.
Немцы конечно гады, не зря мы Берлин брали! Криво бумаги оформили. Написали бы сразу «гуманитарная помощь» и было бы все беспошлинно. Правил наших таможенных не знают!
Ну, дело то по старику мы, конечно, прекратили. За малозначительностью.
А растамаживали посылочку всем отделом. Скинулись из зарплаты. Потом ветерану домой все привезли и чай с баранками пили.
Вот, а вы говорите «чинуши бездушные». 
Обидно.

Оригинал

Комментарии пользователей >>
Внимание! Ваш IP-адрес фиксируется. Будьте предельно корректны, уважайте своих оппонентов и их точку зрения.
Комментарии отсутствуют
Пожалуйста ответьте на вопрос, который Вы видите на картинке.